Российские военные рассказали, как остановить войну в Сирии

05.05.2017 — 19:20Российские военные рассказали, как остановить войну в Сирии

Выполнение меморандума о создании зон деэскалации в Сирии позволит фактически остановить гражданскую войну в этой стране.

Документ даст возможность отделить сирийскую оппозицию от террористов, уничтожение которых будет продолжено. Действие меморандума начнется с 00.00 субботы.

Об этом и о том, как именно будет обеспечиваться выполнение меморандума, Генеральный штаб Вооруженных сил РФ подробно рассказал на брифинге в пятницу. Не исключено, что по нарушителям договоренностей будет открываться огонь.

Представители стран-гарантов (Россия, Иран, Турция) перемирия в Сирии в ходе очередного раунда международных переговоров в Астане подписали меморандум о создании четырех зон деэскалации в Сирии, которые включают провинцию Идлиб и семь других регионов. Согласно меморандуму, в этих зонах прекратятся любые столкновения между правительственными войсками и вооруженными группировками.

Как готовился меморандум

Выступивший на брифинге замминистра обороны РФ Александр Фомин сообщил, что меморандум готовился Минобороны по прямому поручению президента России Владимира Путина.

При этом принятию документа предшествовала основательная подготовительная работа со всеми участниками переговорного процесса.

«Вопросы политического урегулирования в Сирии неоднократно обсуждались президентом Российской Федерации с руководством Турции, США и других государств. В частности, вопрос о зонах деэскалации обсуждался в ходе переговоров руководителей России и Турции 3 мая в городе Сочи», — сказал Фомин.

В то же время министр обороны России Сергей Шойгу провел рабочие встречи с министрами обороны Ирана, Турции, Сирии, Израиля, добавил он. Кроме того, постоянные контакты осуществлялись по линии разведок и внешнеполитических ведомств.

Большая работа была проведена с сирийским руководством, лидерами формирований вооруженной оппозиции с тем, чтобы убедить их в необходимости принятия практических шагов по деэскалации конфликта, добавил замминистра обороны.

Фомин отметил «конструктивный настрой» Ирана и Турции, поддержавших идею укрепления режима прекращения боевых действий, и который, по его словам, сыграл важную роль в оперативной подготовке меморандума к подписанию.

«Позитивное значение в вопросе создания зон деэскалации имела позиция Соединенных Штатов, приветствовавших шаги по снижению насилия в Сирии, улучшению гуманитарной ситуации и создания условий для политического урегулирования конфликта», — сказал замминистра обороны.

Поддержал подписание меморандума и генсек ООН Антониу Гутерреш, добавил Фомин. Также отмечен большой вклад спецпосланника генсека ООН Стаффана де Мистуры.

По словам заместителя начальника Главного оперативного управления Генерального штаба Станислава Гаджимагомедова, особенностью переговоров в Астане стало то, что от оппозиции в них участвовали не политики и эмигранты, а полевые командиры формирований, реально контролирующие обстановку «на земле».

«Несмотря на их противостояние с правительственными войсками, эти люди осознают ответственность за будущее единого сирийского государства», — сказал он.

В целом, меморандум удалось согласовать с 27 полевыми командирами отрядов, действующих непосредственно в зонах деэскалации, сообщил Гаджимагомедов.

Возможность для прекращения войны

Нынешний меморандум — это знаковый документ, реализация которого позволит «на земле» отделить оппозицию от запрещенных международных террористических группировок ИГИЛ* и «Джебхат ан-Нусра»*, подчеркнул Фомин.

«Будет обеспечен безопасный, беспрепятственный гуманитарный доступ в зоны деэскалации, что позволит оказывать населению медицинскую, продовольственную и другую необходимую помощь. Будет организованно восстановление объектов инфраструктуры, в первую очередь водо- и энергоснабжения», — сказал он.

Все это создаст условия для безопасного, добровольного возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц, отметил Фомин.

«Но самое главное, что выполнение меморандума позволит прекратить боевые действия конфликтующих сторон и фактически остановить гражданскую войну в Сирии», — сказал он.

Впрочем, не всем это нравится такой шанс на политическое урегулирование в Сирии, отметил Фомин. Но поддержка подписания меморандума всеми основными заинтересованными игроками — ООН, администрацией США, руководством Саудовской Аравии и другими странами «является определенной гарантией его претворения в жизнь» — добавил замминистра обороны.

Четыре зоны деэскалации

В свою очередь начальник главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Сергей Рудской рассказал, что в целях создания благоприятных условий для подписания меморандум с 00.00 1 мая было прекращено применение авиации ВКС России в районах, соответствующих зонам деэскалации, определенных документом.

Меморандум предусматривает создание четырех зон деэскалации в Сирии, напомнил Рудской.

«Первая, наиболее обширная — на севере Сирии, захватывает провинцию Идлиб, а также граничащие с ней северо-восточные районы провинции Латакия, западные районы провинции Алеппо и северные районы провинции Хама с населением более 1 миллиона человек», — сказал Рудской. Данную зону контролируют вооруженные формирования общей численностью 14,5 тысячи человек, добавил он.

Вторая зона расположена на севере провинции Хомс. В нее вошли города Эр-Растан и Тель-Биса, а также близлежащие к ним районы, контролируемые отрядами оппозиции, насчитывающими до 3 тысяч боевиков. В данных районах проживает около 180 тысяч мирных жителей.

Третья — это Восточная Гута, район, в котором вооруженные формирования насчитывают около 9 тысяч человек.

«На территории Восточной Гуты проживает порядка 690 тысяч мирных жителей, для беспрепятственного перемещения которых сирийские власти уже развернули восемь контрольно-пропускных пунктов. Многие жители утром выезжают на заработки в Дамаск, а вечером беспрепятственно возвращаются домой», — отметил Рудской.

В эту зону не включен район Кабун, который полностью контролируется боевиками «Джебхат ан-Нусры» и откуда осуществляются постоянные обстрелы Дамаска, в том числе российского посольства. Операция по уничтожению террористов в этом районе будет продолжена, сообщил Рудской.

Наконец, четвертая зона — это район на юге Сирии в приграничных с Иорданией районах провинций Дейра и Кунейтра. Эта зона в основном контролируется отрядами так называемого «Южного фронта» общей численностью до 15 тысяч человек. В указанном районе проживает до 800 тысяч мирных жителей, сообщил начальник главного оперативного управления.

При необходимости, в зависимости от развития обстановки, меморандум позволяет сформировать дополнительные зоны деэскалации, сказал Рудской.

Также предусматривается расширить количество участников процесса по установлению зон деэскалации, сообщил Фомин.

«В настоящий момент мы работаем с Иорданией и рядом других государств», — сказал замминистра обороны.

Полосы безопасности и пункты наблюдения

В границах зон деэскалации прекращаются боевые действия между правительственными войсками и формированиями вооруженной оппозиции, которые уже присоединились или присоединятся к режиму прекращения боевых действий, отметил Рудской. Это касается применения любых видов вооружений, включая авиационные удары, пояснил он.

Особое внимание в меморандуме обращено на обеспечение контроля за соблюдением режима прекращения боевых действий.

«Для предотвращения инцидентов и боевых столкновений между конфликтующими сторонами вдоль границ зон деэскалации создаются полосы безопасности, которые включают наблюдательные пункты для контроля за соблюдением режима перемирия и контрольно-пропускные пункты для обеспечения перемещения гражданского населения без оружия, доставки гуманитарной помощи и содействия экономической деятельности», — сообщил Рудской.

Работа контрольно-пропускных и наблюдательных пунктов, а также управление зонами безопасности будет осуществляться персоналом и формированиями России, Турции и Ирана, причем по взаимной договоренности стран-гарантов могут привлекаться силы других сторон, добавил он.

Сейчас командование российской группировки под руководством Генерального штаба ведут расчеты необходимого количества контрольно-пропускных и наблюдательных пунктов, а также сил и средств для обеспечения их деятельности, сообщил Рудской.

Что касается точных зон деэскалации, то за две недели из числа представителей стран-гарантов будет создана совместная рабочая группа. До 4 июня эта группа должна представить для утверждения точные границы зон деэскалации и полос безопасности, а также карты отмежевания формирований вооруженной оппозиции от террористических группировок.

Отчеты о деятельности группы будут заслушиваться в ходе международных встреч по сирийскому урегулированию в рамках астанинского процесса, в свою очередь сообщил Гаджимагомедов.

Что же касается нарушителей меморандума, то не исключено, что по ним будет открываться огонь.

«В первую очередь будет проведено тщательное расследование, по результатам которого будет приниматься решение о мерах воздействия в отношении нарушителей, не исключающее подавление огневыми средствами», — сказал Гаджимагомедов, отвечая на вопрос, какие меры предусмотрены для нарушителей меморандума.

Коалиции ход воспрещен

Между тем ранее в пятницу глава российской делегации на переговорах по Сирии в Астане Александр Лаврентьев заявил, что районы деэскалации в Сирии станут зоной, закрытой для полетов авиации международной коалиции во главе с США.

«Этот вопрос закрыт. Единственное, где может работать авиация международной коалиции — по объектам „Исламского государства” (запрещенная в РФ организация), которые располагаются в районе сосредоточения сил этой группировки — в районе Ракки, в других населенных пунктах в районе Евфрата, Дейр-эз-Зора и на иракской территории», — сказал Лаврентьев журналистам.

По его словам, круг потенциальных наблюдателей за режимом прекращения огня в районах деэскалации не очерчен. В связи с этим Лаврентьев допустил, что следить за перемирием на юге Сирии могла бы Иордания — поскольку одна из зон расположена непосредственно вблизи границы с этой страной.

Лаврентьев заверил, что страны-гаранты (РФ, Иран, Турция) уведомят Совбез ООН о создании зон деэскалации в Сирии, подчеркнув, что санкции этого органа Всемирной организации для этого не требуется.

«Астанинский процесс — абсолютно самостоятельный механизм, способный принимать решения и следить за их выполнением, три страны-гаранта достаточно для того, чтобы наладить реализацию достигнутых договоренностей. Никакой санкции Совета Безопасности на принятие каких-либо решений не надо», — указал Лаврентьев.

В целом, резюмировал глава российской делегации, достигнутая по итогам переговоров в Астане договоренность между властями и оппозицией САР, может сопутствовать постоянному миру в этой арабской стране. Лаврентьев также сообщил, что работа над документом, предусматривающим ответственность за нарушение перемирия в Сирии, продолжается.

«Работа достаточно сложная, она требует очень детальной проработки многих аспектов, выверенных действий. Малейшие неточности могут привести к негативным последствиям, прежде всего к порой голословным обвинениям в тот или иной адрес. Как мы видим в последнее время, все больше и больше голословных обвинений идет в адрес сирийского правительства, будем стараться доработать документ» — отметил дипломат.

«Астана» поможет «Женеве»

Присутствие представителей сирийского руководства и оппозиции на переговорах в Астане окажет благотворное влияние и на «женевский» процесс — при условии, что договоренность будет соблюдаться. С таким утверждением в интервью телеканалу Sky News Arabia выступил де Мистура.

«Две стороны, сирийское правительство и большая часть оппозиции, присутствовали (в Астане — ред.), и это положительно повлияет на переговоры в Женеве, но при условии, что договоренность будет действовать. У нас было несколько перемирий, три, полагаю, за мой период, предполагаю, что у этого договора есть возможность быть успешным», — сказал де Мистура.

По мнению дипломата, переговоры в Астане являются реальной возможностью снизить эскалацию конфликта в Сирии.

«Переговоры были сложными, потому как были настоящими, а настоящими — потому что есть подписи. И даже присутствие наблюдателей, таких как Иордания и США, важно. И другие темы (важны — ред.), такие как разминирование, пленные, пропавшие без вести и погибшие. Все движется в верном направлении, и существуют реальные попытки», — добавил спецпосланник.

Де Мистура также подчеркнул, что готового политического решения сирийского кризиса нет, однако переговоры этому способствуют его выработке.

Террористов продолжат уничтожать

Подписание меморандума не означает прекращение борьбы с ИГИЛ* и «Джебхат ан-Нусрой» на территории Сирии, подчеркнул на брифинге Рудской.

«Страны-гаранты обязуются принимать все необходимые меры для продолжения борьбы с формированиями этих и других связанных с ними террористических организаций в зонах деэскалации, а также оказывать содействие правительственным войскам и вооруженной оппозиции в борьбе с боевиками в других районах Сирии», — сказал Рудской.

Высвободившиеся в результате установления зон деэскалации силы правительственных войск будут направлены для продолжения наступления против формирований ИГИЛ. По его словам, основные усилия будут направлены на развитие наступления на восток от Пальмиры и последующее деблокирование города Дейр эз-Зор, свыше трех лет находящегося в осаде боевиков, а также освобождение северо-восточных территорий в провинции Алеппо вдоль реки Евфрат.

«ВКС России будут поддерживать эти действия», — добавил Рудской.

* Запрещенная в РФ террористическая организация.

Источник: RusVesna.su